Category: технологии

2020. Тренды десятилетия

Следующее десятилетие даст импульс самым значительным мировым трансформациям с конца Второй Мировой. Не будет никакой сделки США-Китай ни в январе, ни в середине 2020. Ее вообще не будет.

Противостояние США-Китай не лежит в плоскости банальных торговых противоречий. Это противостояние значительно более сложное, глубинное, обусловленное фундаментально неразрешимым противоречием мирового господства, которое замыкается в первую очередь на технологическое лидерство. Другими словами, конфликт США-Китай не связан с выравниванием торгового баланса вообще никак и ни при каких углах рассмотрения. Этот конфликт в первую очередь связан с вопросом технологического доминирования, которое лежит в основе экономического, финансового и геополитического превосходства.

Именно поэтому, противоречие имеет начало, но не имеет конца, по крайней мере, в рамках текущей конфигурации мирового порядка. Задача США проста – остановить Китай без всякий условий, т.е без учета китайской стороны. Сам по себе такой хамский подход и манера диалога противоречит китайской ментальности, но даже не это главное. Задача Китая развиваться самостоятельно, не обращая ни на кого внимание. Импульс и накопленный потенциал Китая столь невероятен, что в следующие 10 лет начнет скидывать текущих европейских и американских технологических флагманов с пьедестала. В этом смысле опыт Huawei крайне показателен и это только начало. Какие-то промежуточные соглашения США-Китай возможны, но они ничего не будут значит в рамках стратегического позиционирования.

Китай уже не остановить. В отличие от США, Японии и Европы, промышленная, транспортная, торговая, энергетическая, телекоммуникационная инфраструктура строилась на 90-95% в 21 веке, т.е. все более, чем современное и отвечает самым последним технологическим стандартам. Но инфраструктура не определяет технологическое лидерство. Важна еще развитая внутренняя финансовая система, которая обеспечит фондирование в национальной валюте проектов любой сложности и сроков реализации. Нужна грамотно выстроенная управленческая школа, юридическая система, защищающая интересы всех контрагентов и отсутствие явных бюрократических и административных барьеров, тормозящих и подавляющих бизнес активность. Впрочем, даже это никак не будет способствовать технологическому лидерству. Ключевое звено – инженерные кадры, которые, собственно, и будут создавать эти самые технологии, все остальное вторично. С 2004 года у Китая более, чем определенная государственная программа по развитию собственной инженерной школы. 2019 год — это первый год, когда совокупные расходы государства и бизнеса на исследования и разработки сравнялись между Китай и США по ППС.
Collapse )

Падение Intel. Как AMD беззастенчиво уничтожает конкурента

Исторический перелом, вероятно, уже наступил. Затяжной период снижение доли AMD на процессорном рынке продолжался с 2006 по 2017, остановившись лишь в момент выходе первого поколения процессоров на архитектуре Zen.
Тогда это был фундаментальный прорыв для AMD, но первое поколение имело слишком много недостатков в межъядерном взаимодействии, работе с памятью, совместимостью с памятью и вычислительной мощностью в операциях с плавающей точкой.

На тот момент они приблизились к Intel, но тягаться с ними не могли по результирующей производительности, хотя по энергоэффективности был значительный прорыв. Оптимизированная архитектура Zen в исполнении Ryzen 2000 серии немного подняли производительность в пределах 5-8% с учетом поднятия средних частот, но не решали базовых недостатков первой архитектуры. Это все равно было недостаточно для полноценной конкуренции с Intel. Наконец, третья попытка и уже с новых техпроцессом и с серьезно переработанной архитектурой. Частично я писал об этом летом, но говорил, что как только появится процессор третьей серии, то сразу покажу результаты. 12 и тем более 8 ядерные процессоры не имели никакого смысла в преддверии 16 ядер, поэтому конечно же 16 ядер и никак иначе!

Немного матчасти, чтобы понять революционный потенциал.

Это процессор Ryzen 9 3950x.
0
У него три кристалла. Вот те, что сверху вместе – это два процессорных кристалла на 7нм CCD (чиплеты), внутри каждого по 2 процессорных блока CCX на 4 ядра и по 2 блока кэша 3 уровня, т.е. оба кристалла CCD в совокупности имеют 4 блока CCX по 4 ядра и 4 блока кэша 3 уровня по 16 Мб. Соответственно 16 ядер и невероятные 72 Мб кэша в совокупности. CCX связаны между собой в одном CCD, но сами CCD напрямую не связаны, а через посредника в виде 12 нм внешнего I/O чиплета посредствам шины Infinity Fabric. I/O чиплет ответствен за все взаимодействие с компьютерным оборудованием, точнее с оперативной памятью, чипсетом, PCI интерфейсами и USB, а сами процессорные ядра как бы «изолированы» от внешнего мира и функционируют с окружением только через cIOd чиплет.

Как раз такая компоновка решила множество проблем, как чисто технологических в виде простоты масштабирования, так и архитектурных. С одной стороны, AMD удалось вдвое нарастить пропускную способность шины Infinity Fabric и одновременно с этим за счет иной компоновки практически вдвое снизить задержки при межъядерном взаимодействии (в первую очередь для чипов с двумя CCD, т.е. для 3900x и 3950x). Речь идет о 68нс против 110-115нс в прошлом поколении архитектуры Zen. Это задержки, но и сама скорость обмена выросла в два раза (ширина шины выросла вдвое – с 256 до 512 бит). Реализован асинхронный режим для работы с оперативной памятью, что позволило использовать высокоскоростные модули памяти и качественно решить проблемы с совместимостью и таймингами.

Сами процессорные ядра получили массу улучшений, особенно по FPU части и операциями с плавающей запятой. Увеличение ширины блока операций с плавающей точкой (FPU) с 128 до 256 бит. Улучшения в предсказании переходов, алгоритмы предварительной выборки, матрица планировщика задач, значительная улучшена работа кэша декодирования операций, а сама скорость кэша достигла чудовищных, астрономических показателей.

Чтобы понимать о чем речь - тесты!
Collapse )

Торговая война США – Китай, что важно знать?

Очередное обострение безумия. Торговый дефицит между США и Китаем достиг абсолютного рекорда - свыше 355 млрд долларов за последние 12 месяцев, первые отголоски торговой войны начались 1.5 года назад, где-то в феврале-марте 2018 (тогда дефицит был 312 млрд), по-настоящему свирепствовать США начали летом 2018 (дефицит 330 млрд). И вот что получили: дефицит сейчас 3.2 от экспорта США в Китай.
Китай2
Данная пропорция намного адекватнее, чем абсолютные цифры при анализе исторических трендов. Абсолютные цифры не корректируют данные на стоимостной, инфляционный фактор, т.к. доллар в 2019 не тот же доллар 20, 30 или 40 лет назад, а пропорция лучше учитывает данный аспект.
Китай1
Так вот, торговый дефицит США-Китая к экспорту США в Китай составляет 3.2, а когда США не начали третировать Китай, соотношение было 2.3 и это полностью в рамках исторической нормы. Среднее соотношение от марта 1998 до марта 2018 (до начала первого эпизода торговой войны) равняется ровно 2.3! За 20 лет диапазон от 1.8 до 2.95, это значит что сейчас США пробили новое дно в рамках торговли с Китаем! )
Collapse )

Смена эпохи: свержение Intel

7 июля – один из важнейших дней в компьютерной индустрии за последние 15 лет. Первые независимые тесты и начало продаж процессоров AMD с архитектурой Zen 2 и ядром Matisse может ознаменовать ключевой переломный момент на рынке процессоров. Все это повлияет, как на потребителей, так и на весь технологический сегмент. Событие действительно важное, очень редкое и, следовательно, требует подробного анализа.

Лично я первых тестов процессоров Ryzen 3 серии ждал более чем воодушевленно. Наверное, последний раз подобное внимание было в 2006 году с выходом Core 2 Duo на ядре Conroe, который также стал переломным и предопределил технологический тренд на следующие минимум 10 лет. В компьютерной индустрии я далеко не последний, всегда следил за всеми новинками, важнейшими событиями и открытиями. Со всей этой ИТ индустрией на «ты», как с хардом, так и с софтам. Кстати, по специальности я изначально не экономист/финансист, а инженер-программист, поэтому вся эта тема очень интересна. Сейчас, конечно не на уровне профессионала, а больше как энтузиаст-любитель.

Я неоднократно занимался тестированием процессоров различных серий, поэтому регулярно слежу на IPC (Instructions per cycle, т.е производительность на такт) В публичных обзорах весьма редко публикуют подобный показатель, но именно он является важнейшим в определении технологических сдвигов, потенциалов на процессорном рынке и общем изменении архитектуры. IPC обычно считают, как производительность на ядро с фиксированной частотой и в сопоставимых условиях (подобный класс материнских плат и оперативной памяти с паритетными параметрами).

Так вот, Intel за 10 лет с времен Intel i7-880 (Lynnfield) нарастила IPC всего лишь на 50% на 1 ядро и около 64% на 4 ядра. Производительность в расчете на 1 ядро и множество ядер может меняться и должна меняться из-за межядерного взаимодействия, особенности контролера памяти, кэш памяти и интерконнекта.

  • Переход с Intel 880 (Lynnfield) к Intel 2700k (Sandy Bridge) прирост производительности 12-13% на 1 ядро и около 16% на 4 ядра при одинаковой частоте

  • Intel 2600k/2700k (Sandy Bridge) к Intel 3770k (Ive Bridge) прирост производительности около 5% на 1 ядро и 6-7% на 4 ядра

  • Intel 3770k к Intel 4770k (Haswell) примерно 12% на 1 ядро и 14-15% на 4 ядра

  • Intel 4770k (Haswell) к Intel 6700k (Skylake) это примерно 12-13% на 1 ядро и плюс 15% на 4 ядра.

  • И все! С времен Skylake, а это середина 2015 года производительность выросла ровно на НОЛЬ процентов! Kaby Lake и Coffe Lake все мимо!

В итоге Intel 880 (Lynnfield) в начале 2010 года к Intel 9900k (Coffe Lake) в настоящий момент — это плюс 50% производительности на 1 ядро при сопоставимой частоте и плюс 64%, если задействовать 4 ядра.
IPC1
Collapse )

Так и начинается Третья Мировая

Если вы претендуете на мировое лидерство, отказываясь от геополитики, то геополитика придет к вам. Это и происходит в Китае. На протяжении последнего десятилетия в годовых отчетах и на знаковых юбилейных мероприятиях официальные представители Китая последовательно заявляли, что Китай сосредоточен на внутреннем развитии, не готов и не собирается к экспансии и созданию геополитического конкурента США. Не хотели? Вот и получили!

Последние 5 лет все мои статьи про Китай были с явным акцентом на то, что темпы развития Китая беспрецедентны и наступит момент, когда китайское развитие начнет противоречить национальной безопасности США. Не в военном плане, а прежде всего в экономическом и технологическом. Это неизбежно. То, что происходит сейчас абсолютно предсказуемо и если мировые СМИ подняли темпу противостояния США и Китая только сейчас, то я старался обращать внимание на это предыдущие 5 лет.

По существу, противостояние Китая и США это единственное, что должно вас интересовать сейчас и в следующие 15 лет. Только в этой плоскости будет вырисовываться конфигурация мирового политического и экономического пространства. Только результаты данного противостояния определяет перспективу вхождения в острую фазу конфликта. Не мышиная возня США с папуасами (Украина, Россия, Турция и Иран), не говоря уже об откровенном треше (Ливия, Ирак, Сирия, Афганистан, КНДР и Венесуэла), а Китай и чуть в меньшей степени Западная Европа. Россия, Украина и Турция — это так для разогрева, как например замшелые, подвальные музыкальные группы разогревают публику перед концертом мировых рок-звезд.

Один из элементов противостояния США и Китая — это атака американцев на мирового технологического лидера Huawei. Объект атаки был выбран не случайно. Это самая успешная китайская технологическая компания, которая целиком и полностью создана в Китае и развивается преимущество за счет китайских технологий, R&D, успешно выйдя на мировой рынок. Huawei – флагман не просто китайский, а мировых технологий в телекоммуникационном оборудовании, потребительской электроники и полупроводниках. Huawei находится в авангарде прогресса, предоставляя передовые решения, в том числе в производстве процессоров для мобильных устройств (где по сути всего 4 лидера – Apple, Huawei, Samsung и Qualcomm).
Collapse )

С наступающим 2019!

Каждый последующий год в России вносит все больше определенности и устраняет все больше иллюзий. Если сказать наиболее оптимистично: дальше будет все тоже самое, что и сейчас – так называемый «стабилизец». Если быть реалистом и экстраполировать социо-экономические и технологические векторы в соответствии с мировыми тенденциями, то все просто: деградация и одичание.

Знаете что, можно сколько угодно долго восторженно задыхаться от эйфоричных планов и деклараций властей «о необходимости очередных рывков», которые к слову из года в год одни и теже как под копирку, но к реальности все это не имеет никакого отношения. Их медийный образ, их полностью фальшивая, фейковая «реальность» сформированная государственными СМИ полностью расходится с действительностью и фактическими действиями. Но словах одно - на деле другое.

Ну вот, например. Ассигнования на науку и технологии из средств федерального бюджета в 2015 году были на уровне 439.4 млрд рублей (в текущих ценах и это максимальное значение), однако рост прекратился с 2013 (тогда они составили 425 млрд). С 2016 они снижаются. В 2017 расходы на науку составили 377.9 млрд рублей, по проекту федерального бюджета в 2018 они будут 369.4 млрд рублей. По планам к 2020 снизить до 351.3 млрд! На минуточку, это в текущих ценах, если учесть инфляцию с 2013 года, то реальное сокращение к концу 2018 почти на 35%. Снижение идет по всем фронтам, как на прикладную науку, так и на фундаментальную. Причем идет не только сокращение к ВВП и в реальном выражении, но даже относительно совокупных расходов федерального бюджета. С 3.2% в 2013 до 2.2% в 2018. Это все, что нужно знать о приоритете властей по развитию науки и технологий. А ведь, вы будете смеяться, но наиболее оголтелая пропаганда победных реляций о технологических рывках началась как раз в 2015 сразу, как только начали душить науку и резать финансирование.

Я вам неоднократно приводил статистику по технологическому экспорту, по количеству патентов в сегменте хайтека, по количеству наукоемких отраслей экономики на территории России, о количестве и доли высокотехнологических компаний, о доли России в научном сообществе в виде публикаций в верифицированных научных изданиях и так далее. Было много всего. Везде тотальное дно и деградация. Где-то там ближе к концу сотни в рейтинге стран, если сопоставить с численностью населения. Причем никакого реального сдвига «по фазам» нет. Все такая же глухая сырьевая зависимость, что 10 лет назад, что сейчас. И будет все тоже самое. Властям плевать на науку и технологии и на развитие страны. Они вообще не про развитие и не для развития.

Вот еще несколько данных. К 2018 году, если привести расходы на R&D по всей экономике (бизнес + государство) к покупательской способности (по ППС) и сопоставить с численностью населения, то в России в год тратится около 260 долларов по ППС на душу населения. Это уровень Турции в 2018. Стандарт технологических лидеров – от 1200. США – 1600, Япония – 1350, Корея – 1570, Германия – 1460, Тайвань – 1550, Швеция – 1600, Швейцария – 2100, Сингапур – 1900, Франция – 1000, Великобритания – 740. Китай к 2018 вышел на 370 долларов, тогда как в 2013 был ниже России. На душу населения и по ППС, но в Китае людей в 10 раз больше, чем в России. Даже количество населения не помешало Китаю подойти к 400 долларам. В Абсолютном выражении они догнали США!

Другими словами, чтобы на что то в этом мире претендовать, Россия должны увеличить расходы в 5 раз и эффективность в 3-4 раза или повысить отдачу в 20 раз!Collapse )

Наукоемкий экспорт

В рейтинге мировых лидеров наукоемкого экспорта на душу населения Россия занимает почетное 52 место из … 55 стран по уточненным и конечным данным за 2017 год. Позади Украина, Индонезия и Индия. Актуально для стран, техноэкспорт которых выше 5 млрд долл в год.

"Мир в целом находится в состоянии трансформации. Очень мощной, динамично развивающейся трансформации. И если мы вовремя не сориентируемся, если мы вовремя не поймем, что нам нужно делать и как, отстать можно навсегда", - сказал президент РФ.

Бравада и залихватские планы властей по очередным «прорывам и рывкам» оказываются как обычно только на бумаге и в виде бессмысленным звуковых волн. Реальность, конечно же, иная. Как были на дне, так и остаемся. Пока Россия (или точнее власти) в очередной раз сосредотачиваются, пытаются сориентироваться и чем они там еще извращаются, - мир действительно движется вперед, но только России там нет. Совсем нет.

За 2017 год технологический, наукоемкий экспорт в России был 150 долларов на душу населения, Украина около 120 долларов. Лидеры, чтобы понимать, балансируют от 3 тыс долларов на душу населения, т.е. в двадцать раз больше, чем есть в данный момент у России.

Например, Франция 4 тыс долларов, Италия 3.7 тыс, Канада и Япония 3.6 тыс, Великобритания 3.3 тыс. Швеция 7 тыс, Корея 7.2 тыс, Дания 7.6 тыс, Австрия 9.4 тыс, Германия 10.5 тыс, Швейцария 17.6 тыс. У США 2.4 тыс долларов, однако значительный объем экспорта США сосредоточен на правах аутсорсинга в странах Азии и Мексике. Китай, несмотря на 10 кратное превосходство России по населению, имеет 840 долларов на душу населения.
техноэкспорт
Даже в группе развивающихся стран, Россия серьезно уступает. Турция и Белоруссия около 600 долларов, ЮАР 330, Саудовская Аравия 240 долларов, Аргентина 200.
Не стоит недооценивать технологический экспорт, т.к. его объем 7.7 трлн в год (для сравнения, все энергоресурсы около 2 трлн в 2017 году).
Collapse )

Китайская мощь атакует

Особенность Китая в том, что его темпы развития столь невероятны, что практически любая текущая информация и тем более аналитика устаревает в момент выхода! Если в России все стационарно и стабильность, как на кладбище, когда проходят десятилетия и в макроэкономическом и технологическом аспекте ничего не меняется (плюс-минус), то Китай не такой. Поэтому можно смело брать аналитику проблем России в финансово-экономическом и государственном плане, скажем 15-летней давности и применять к текущим реалиям с минимальными корректировками. Пройдет еще 10 лет и снова ничего не изменится. Китай же рушит все шаблоны и стереотипы.

Существует ошибочное и оскорбительное для китайцев утверждение, что все благополучие в Китае, которое было достигнуто за последние годы обеспечивается иностранными технологиями, капиталом и производством, размещенном на правах аутсорсинга. Попросту говоря, Китай – некая глобальная фабрика для всего мира и все, что там происходит в своем лучшем проявлении – с позволения США, Японии и Европы. Также существуют некая ментальная установка на презрительное отношение к «китайскому качеству», забывая, что 70% и до 85% в некоторых областях производства продукции высоких технологий формируется в Китае и в подконтрольных Китаю областях. Если сюда включить Тайвань, то по многим позициям выходит под 90% мирового хайтек рынка. Не на все права интеллектуальной собственности принадлежат Китаю – это правда, но повторюсь, Китай всего 5 лет назад – это не Китай сейчас, а уж о сравнении 15-20 летней давности тем более. Однако большинство стереотипов о Китае как раз из 90-х, начала нулевых.

Ну и третье заблуждение – экономика Китая полностью экспортно-ориентированная. Закрой США или Европа границы через пошлины или прочие протекционистские меры и Китай рухнет.

Итак, о чем идет речь?

Выручка всех промышленных компаний Китая за 2016 год (данные за 2017 появятся в августе 2018) составляет 17.4 трлн долларов по сравнению с 5.3 трлн в 2007 и 1 трлн в 2000. За 16 лет выручка выросла более, чем в 17 раз! Чтобы оценить масштаб, выручка всех промышленных предприятий России за тот же 2016 год составила 675 млрд долларов, а за 2007 год 665 млрд, прогресс, как виден равен нулю. Росстат не предоставляет данных раньше 2005, поэтому выручку в сопоставимой методологии расчета не предоставляется возможным получить.
China1
Collapse )

Приоритеты властей России в науке и технологиях

«Мы живем в период кардинальных перемен в экономической жизни всего мира. Никогда еще столь быстро не обновлялись технологии. Многое из того, что нас сегодня привычно окружает, казалось фантастикой лет 15–20 назад. Никогда не была столь острой борьба за лидерство в глобальной конкуренции, и мы видим, как страны, позиции которых еще вчера казались незыблемыми, начинают уступать тем, к которым еще недавно относились со снисходительным пренебрежением.

Иметь экономику, которая не гарантирует нам ни стабильности, ни суверенитета, ни достойного благосостояния, – для России непозволительно. Нам нужна новая экономика, с конкурентоспособной промышленностью и инфраструктурой, с развитой сферой услуг, с эффективным сельским хозяйством. Экономика, работающая на современной технологической базе. Нам необходимо выстроить эффективный механизм обновления экономики, найти и привлечь необходимые для нее огромные материальные и кадровые ресурсы.

Надо искать решения, которые позволили бы нам преодолеть складывающуюся одностороннюю технологическую зависимость.
Россия обязана занять максимально значительное место в международном разделении труда не только как поставщик сырья и энергоносителей, но и как владелица постоянно обновляющихся передовых технологий как минимум в нескольких секторах. Иначе будем постоянно терять ресурсы, выплачивая их за новые, все более сложные и дорогие технологии промышленных товаров, материалов и медицинских препаратов, которые не умеем создавать сами. При этом доля мирового валового продукта, принадлежащая таким технологиям, будет расти, а сырьевых товаров и традиционных услуг – сокращаться.

Для возвращения технологического лидерства нам нужно тщательно выбрать приоритеты. Кандидатами являются такие отрасли, как фармацевтика, высокотехнологичная химия, композитные и неметаллические материалы, авиационная промышленность, информационно-коммуника-ционные технологии, нанотехнологии. Разумеется, традиционными лидерами, где мы не потеряли технологических преимуществ, являются наша атомная промышленность и космос.

Итогом реализации стратегий отраслевых холдингов должно стать создание глобально конкурентоспособных корпораций, высококапитализированных, нашедших и расширяющих свое место на мировом рынке. Именно такие корпорации, сочетающие деятельность от перспективных исследований и разработки продукции до производства, поставки и обслуживания высокотехнологичного продукта, владеют сегодня мировым рынком авиастроения, судостроения, компьютерных технологий, фармацевтики, медицинской техники. Они же дают заказы малым инновационным компаниям, скупают удачные стартапы.

Если какая-то страна оказывается аутсайдером в передовых технологических решениях, она несет постоянные экономические потери. Даже если на ее территории расположены сборочные производства – львиная доля прибыли уходит туда, где расположены головные офисы, лаборатории и конструкторские бюро.

Российская экономика может не только покупать – она может порождать инновации. Наше место в будущем мире зависит от того, используем ли мы свои возможности.
Высокий уровень образования населения, огромное наследие фундаментальной науки, наличие инженерных школ, сохранившаяся во многих отраслях база опытного производства – мы обязаны задействовать все эти факторы.

Восстановление инновационного характера нашей экономики надо начинать с университетов – и как центров фундаментальной науки, и как кадровой основы инновационного развития. Международная конкурентоспособность нашей высшей школы должна стать нашей национальной задачей. Мы должны иметь к 2020 г. несколько университетов мирового класса по всему спектру современных материальных и социальных технологий. Это значит, необходимо обеспечить устойчивое финансирование университетских научных коллективов и международный характер этих коллективов.

Преимущественное развитие исследовательских университетов не означает пренебрежения ролью Российской академии наук и государственных научных центров. Наоборот, устойчивое развитие институтов РАН возможно только в условиях, когда они могут выбирать себе сильное пополнение.»

Узнаете полет мыслей?Collapse )

Технологическое производство России

Если кто-то по совершенно необъяснимой наивности считает, что если технологический экспорт России находится в ошеломляюще-удручающей позиции, а вот технологическое производство «рвет и мечет», то конечно же глубоко ошибается. Чудес не бывает.

Вся выручка российских предприятий в сфере производства технологической продукции около 6 трлн рублей, из них не менее 40% занимает ВПК. Следует понимать следующее: оборонный комплекс это единственное, что показывает ощутимый рост и чистый положительный эффект в макроэкономическом разрезе.

Именно ВПК и иностранные компании держат российские наукоемкие отрасли. Без них национальная наука и производство были бы обнулены. Гражданка занимает около 60%, но реально вероятно меньше (примерно половину), учитывая смежные сегменты, которые прямым или косвенным образом затрагиваются ВПК.

Гражданское производство технологических сегментов занято иностранными компаниями около 65% в денежном выражении. Разумеется, самая сильная концентрация транснациональных корпораций на российском рынке техно-продукции в наиболее сложном и технологическом производстве. Это автомобили и бытовая техника.
произв 0
Так, например, из 1.6 трлн рублей выручки, которое приходится на все компании на территории России в сфере производства транспортных средств (автомобили, грузовики, автобусы), около 80% занято иностранными ТНК. В производстве бытовой (электрочайники, холодильники, стиральные машины) и мультимедийной техники (телевизоры и прочее) ТНК занимают не менее 90% от всей выручки компаний на территории России.

В целом, оцениваемая доля гражданской технологической продукции, которая выпускается без участия иностранных ТНК (на российских технологиях) около 1.3-1.4 трлн рублей в год (до 22 млрд долл), что беспрецедентно мало для столь крупной страны, как Россия. Один Boeing без учета военной продукции имеет выручку по остальным гражданским сегментам в 65 млрд долл! И это только одна американская компания, а в России все компании до 22 млрд! ). Для сравнения, в Китае по этим сегментам выручка компаний доходит до 6 трлн долларов, из которых лишь 35% представлено ТНК. Вот реальная история успеха!

Второй важный момент заключается в следующем. С коррекцией на изменение цен, т.е в реальном выражении технологическое производство России сокращается, даже несмотря на невероятный чистый положительный импульс оборонного комплекса.

Снижается практически все, за исключением сегментов, где представлено ВПК. Сама оборонка с 2011 года выросла не менее, чем на 50% в реальном выражении. Учитывая вес, который занимает ВПК в техно-производстве России — это более, чем существенно. Но даже ВПК не помогает.
Collapse )