spydell (spydell) wrote,
spydell
spydell

Category:

Держатели долга США

Кто удерживает весь этот огромный гос.долг США, как меняется структура? Сейчас почти все события, так или иначе, связаны с национальными долговыми рынками, поэтому информация важная и полезная в контексте понимания тенденций и иерархий.

Для удобства восприятия информации из отчета Z1 я объединил множество институциональных групп в 9 основных и вот, что получилось

Из этих данных под домохозяйствами и некоммерческими организациями понимается не то, что многие представляют (идеалистическую картину типичной американской семьи, которые гордо инвестируют в трежерис), а, как правило, это сеть агентуры и аффилированных лиц с правительством США при олигархических структурах. Например, под домохозяйствами совсем недавно числились более 1 трлн MBS, хотя на физическое лицо купить пул MBS практически невозможно, кроме того почти никто не знает, что это такое и где, как торгуется. Так что не стоит питать иллюзии, что население держит более 1 трлн в трежерис. В основном это связанные с правительством олигархические структуры и внутренние зоны перекачки капитала, когда, например квазигосударственная структура или банк перечисляет в НКО некоторую сумму денег, а та от своего имени покупает финансовые инструменты, в том числе трежерис.

С бизнесом более ли менее понятно, но коммерческие предприятия обычно не держат напрямую деньги в трежерис. Через фонды, инвестиционные пулы и банки вполне, а напрямую редко. В принципе, по всему бизнесу в США меньше 1% в трежерис, так что это не основной покупатель.
Банки тоже не слишком много держат в трежерис. Основные покупатели – это дилеры, инвестиционные фонды. Что такое гос.фонды? В данной выборке под ними понимается федеральные и местные прямые и квазигосударственные фонды, т.е State and local government employee retirement funds + Federal government retirement funds + State and local governments.
Ниже в динамике по объединенной группе держателей:


С ФРС тоже понятно, а в иностранцев включается, как государственные иностранные инвестиции в трежерис через гос.фонды и ЦБ, так и институциональные. В следующих постах об этом подробнее.

Так вот, иностранцы сейчас в трежерис удерживают почти 48% от всего долга или 5.5 трлн, за последний год увеличили вложения на 474 млрд, в 2011 было + 605 млрд, а в 2010 + 796 млрд. Как я раньше уже говорил, основной резерв увеличения потока в трежерис со стороны иностранцев – это рост золотовалютные резервов и рост номинальных активов финансовой системы. Ни одно, ни другое не растет уже много лет. ЗВР обычно увеличиваются в странах экспортерах от избыточной валютной выручки, которая абсорбируется ЦБ и перекачивается обратно в трежерис – гениальный механизм. Представьте, страна работает, создает добавленную стоимость, продает товары или ресурсы за границу, зарабатывает деньги, а потом конвертирует выручку, прибыль и возвращает обратно в трежерис и, по сути, получается, что страны работают на США.

Определенны проблемы с ростом ЗВР начались еще в 2011 году, когда основной покупатель трежерис в лице Китая перестал увеличивать резервы. Тогда США во многом спровоцировали европейский кризис в виде информационной атаки в СМИ и давлению на кривые доходностей ПИГС, что усилило поток в трежерис, т.к. институциональные инвесторы бежали якобы из неблагополучной Европы в якобы в благополучные США. Это сработало.

2011 год протянули, даже на 2012 хватило, но былые страшилки про Европу перестали работать. Во-первых, люди начали привыкать к негативному фону и панику в стиле августа 2011 организовать стало сложнее, кроме того стали разбираться, что к чему и последнее – денег свободных просто не осталось. 1.2 трлн в год, из которых более 600-700 млрд раньше покупали иностранцы – это огромные деньги. Только вдумайтесь, 1.2 трлн это размер ВСЕЙ экономики Южной Кореи или Швейцария + Швеция вместе взятые или почти 40% от экономики Германии. Но это вся экономика, а чистый денежный поток или чистые национальные сбережения в самом лучшем случае не более 10% в год от экономики, а в реальности сейчас нулевые при дефиците национального правительства, поэтому таких денег просто нет в мире, чтобы финансировать потреблядство в США и закрывать их экономические проблемы. Сами все в дефицитах сидят, на США не остается денег.

Вообще, в трежерис под ноль или реальные отрицательные ставки можно идти разве что под дулом пистолета или при очень большом страхе. Поэтому нагнетаемый страх – это часть глобальной политики США по финансированию гос.долга. Что касается дула пистолета у виска, то к каждому свой прием и метод работы. Например, страны экспортеры нефти и арабские шейхи вынуждены покупатель трежерис, чтобы сохранять лояльность США к ним, т.к. понимают, что по мнению США они в «достаточной степени демократичны» только до того момента, пока переводят сверх прибыль от продажи нефти в трежерис. Откажись от покупок и через неделю к тебе приплывет флот ВМФ США с авианосцами и начнется процесс «принуждения» или процесс «повышения демократических ценностей» в виде выжигания напалмом населения или ковровыми бомбардировками. Так что все эти Бентли и дворцы допустимы до того момента, пока они инвестирует в трежерис.

Для сверх больших сумм, например 50 млрд долларов гос.облигации США лучше, чем, допустим, депозиты в банке. Разместить 50 млрд на депозитах в банке слишком опасно, т.к вероятность банкротства банка выше, чем правительства, т.к. у государства есть административный кулак, геополитическая мощь и национальные ресурсы, а банк ничего этого не имеет. А во-вторых издержки слишком высоки, т.к. изъять 50 млрд из банка сложнее, чем из трежерис. В случае с гос.долгом хотя бы ФРС выступит покрытием под выход, а в случае с банком не факт. Поэтому, выбирая между денежным рынков и гос.облигациями, то крупные деньги выбирают гос.облигации не потому, что они особо доверяют правительству и не потому, что считают это вложение выгодным и перспективным, а из-за того, что ликвидность и емкость трежерис выше, чем денежного рынка любой страны. Отчасти, данное конкурентное преимущество позволяет гос.долгу протянуть некоторое время. Но что делать, если даже у крупняка денег не осталось?

То, что вы уже знаете. Это ФРС. Ниже доля вложений в трежерис от общего долга

Сейчас ФРС удерживает в трежерис 1.8 трлн, на конец 2012 было 1.66 трлн – примерно 15% от всего долга. За последние 60 лет были периоды, когда ФРС держал до 23% трежерис (75 млрд) в середине 70-х годов, но тогда долг 340 млрд против 12 трлн сейчас. К концу 2014 года при темпах выкупа 45 млрд и приращении гос.долга примерно на 1 трлн в год, то ФРС будет удерживать прямым образом под 20% всего гос.долга. Но следует понимать, что ФРС контролирует рынок не только прямо, но и косвенно через первичных дилеров и аффилированных лиц, поэтому даже сейчас по моим прикидкам в пределах США под непосредственным контролем ФРС и правительства около 35% всего долга через директивные органы (страховые и пенсионные фонды), через аффилированных лиц, через первичных дилеров и гос.фонды.

Скажу так, текущую структуру держателей удержать в седле можно, если не всех, то около 70% (35% в пределах США и 35% иностранцев от всего долга). Вопрос в другом, как финансировать дефицит, если денег не осталось? Сейчас они пошли по пути монетизации, но это опасная дорога, которая приведет к потере доверия к органам денежно кредитного регулирования и валюте.

В таблице то, что на графике было


Tags: ФРС, долги, минфин США, трежерис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →