November 13th, 2021

Страна управленческих отморозков

Инфляция в США — это замечательный пример того, что будет, если сложный механизм доверить в руки полных идиотов. Степень распада прямо пропорциональна концентрации безумия на единицу времени и пространства.

Они пытались нас успокоить, что «инфляция временная», а «ситуация под полным контролем». Самозаклинания и несуразные мантры о временном характере уже привели к рекордному ценовому импульсу за 40 лет и проблема в том, что инфляция еще даже не начала расти.

Существуют технические, структурные и фискально/монетарные факторы, которые способствуют разгону цен:

Технические – инфляция издержек из-за разгона цен на сырье: энергия, промышленные металлы, продовольствие, удобрения и т.д. Это меньшая проблема из возможных.

Структурные – смещение спроса от сектора услуг к товарам, в том числе из-за принудительных COVID ограничений. Люди утратили способность тратить деньги на туризм, отдых, культурно-развлекательные и спортивные мероприятия, блокировались кафе и рестораны, вплоть до общественного транспорта. В обычной ситуации это привело бы к кризису из-за выпадения доходов у сферы, обслуживающей до 70% совокупных потребительских расходов. Но не в этот раз. Деньги в распоряжении не только не упали, а значительно выросли – сильнее, чем когда-либо за последние пол века. Рост ликвидности в распоряжении у домашних хозяйств после неадекватных фискальных стимулов на фоне высвобождения финансовых ресурсов от нераспределённых расходов на сферу услуг привели к взрывному росту спроса на товары.

Производство, склады и логистика на протяжении многих лет в рамках сезонных колебаний адаптировались под прогнозируемый паттерн и диапазон спроса, но спрос вырос на не плановые 2-3% в год, а на десятки процентов по некоторым категориям товаров. Это привело к переполнению стеков доступных заказов на производство и транспортному коллапсу. Отсюда рост цен на контейнерные перевозки и огромные очереди на разгрузку. Если производственно-логистические хабы были выстроены под условные «X» спроса с допустимой флуктуацией плюс-минус 5%, то после двузначного изменения все встало. Нельзя одномоментно построить разгрузочные терминалы, порты и контейнеровозы, ровно, как и невозможно одномоментно нарастить производство, потому что рост любого, относительно сложного продукта требует наращивания выпуска по всей производственной цепочке элементной базы, компонентов, сырья и так далее. Это в свою очередь раскручивает другие спирали недопоставок. Кризис цепочек поставок как раз и обусловлен несоизмеримым ростом спроса относительно производственных, складских и логистических возможностей.

Однако, любой торгово-производственный менеджер, имеющий хоть малейший намек на рассудок, понимал, что это ситуация временная по двум причинам – COVID ограничения по умолчания не могут быть постоянными и достаточно жесткими, - рано или поздно произойдет реверс из товарного спроса в сектор услуг. С другой стороны, неадекватные фискальные стимулы также не могут быть бесконечными, и никто в здравом уме не стал бы расширять производственные и логистические мощности под временный и крайне неустойчивый спрос. Именно поэтому росту спроса на товары не предшествовал опережающий рост производства сверх доступных свободных производственных мощностей, как и не было каких-либо видимых и значимых инвестиционных циклов, за исключением очень локальных историй.

Все бы хорошо, но в странах, подверженных терминальной стадии монетарного ошаления, выявилась еще одна проблема. Эти ленивые жопы просто перестали хотеть работать. Вот серьезно, если всех этих бездельников вышвырнуть с велферов и торговых терминалов на рынок труда, то многие экономические проблемы были бы решены. Но сидеть на рулем грузовиков, чистить сортиры и блевотину вечно отдыхающих техасских рейнджеров никто не хочет. Сейчас 4 млн открытых вакансий на рынке труда висит нереализованными сверх уровня 2019 года, т.е. всего около 11 млн вакансий.Collapse )