June 4th, 2020

Потеря контроля

С 1965-1968 годов в США не было подобных погромов ни по численности, ни по национальному охвату, ни по нанесенному ущербу. Но все то, что происходит сейчас значительно превосходит серию протестов 1965-1968 годов. Однако текущие события мало похожи на протесты с каким-либо «осязаемым» смысловым ядром. Это беспрецедентная череда общенационального мародерства, грабежа и насилия озверевших от безнаказанности бандитов, мародерствующих обезьян, околокриминальных элементов и прочей осатаневшей мерзости.

Вероятно, ни в одной другой стране нет подобной концентрации на единицу площади разношерстных отморозков. В США существует национальная традиция «недержания агрессии и насилия», но столь бодро еще не начинали. И в этом, пожалуй, основная интрига. На самом деле, фундаментальная уязвимость США как раз и состоит в национальном менталитете и структуре общества, которая слишком дифференцированная, чтобы усидеть всем мирно на одном месте. США – страна контрастов. Буквально в пределах одного квартала могут сосуществовать долларовые миллиардеры и бомжи. Ни в одной стране нет настолько явной поляризации общества и социального неравенства.

США – можно считать страной возможностей, где при должной квинтэссенции навыков, характера и стечения обстоятельств можно достичь небывалых высот и создать подлинный рай возле себя с неограниченным количество благ и преференций, однако столько же быстро можно упасть. Грань между успехом и катастрофой очень тонкая, причем настолько тонкая, что речь идет о слишком малозначительных факторах, которые могут формализовать формулу успеха. В США никто не будет вам подтирать сопли, успех куют там самостоятельно и предельно агрессивно.

В этом смысле, капитализм США отличался от европейского, ориентированного на социальный паттерн. В США каждый сам за себя с культом частной собственности и личной свободы. Под этим понимается преимущественно свобода в выборе собственной судьбы и трека достижения цели. Возможности открыты для всех (почти для всех), а дальше каждый сам за себя. Но как скрепить настолько разное общество? Ведь США кристаллизировались, как страна иммигрантов во всего мира.

Утопичный образ идеального мира и американской исключительности (национального превосходства над всем остальным миром), облаченную в лицемерную толерантность – вот тот фундаментальный остов национальной идеи, который формирует современные США. В Америке общество, по существу, ненавидит друг друга. Они там все слишком разные, чтобы иметь какой-то универсальный культурный код и идентичность.

Люди, собранные со всего мира, имеют разную культуру, традиции, ментальность и паттерн восприятия собственной «нормальности». Лицемерная толерантность позволяет стравливать генетическую агрессию и нетерпимость друг к другу, это механизм естественного подавления внутренней нетерпимости и презрения ко всему, что вокруг. Причем настолько мощный механизм, что является персональным корпоративным идентификатором. Тот, кто вне «лицемерной толерантности» станет изгоем общества и ему будет закрыты социальные, карьерные лифты. Поэтому там все улыбаются друг другу, здороваются и спрашивают « How are You?», но в глубине души готовы перебить все, что движется. Искусственная навязанная перверсия в виде омерзительных феминистских баб, преклонения перед неграми и культ педерастов автоматические подсвечивает «свой-чужой». Если сожрали эту дрянь, то и сожрут все, что угодно.

Но все же не это является остовом, на котором выкристаллизовались современные США. Утопичный образ идеального мира и американской исключительности – вот, что самое главное. Успеха достигают единицы, но иммигрируют в США миллионы. В отсутствии рекламной обертки идеального мира и рая на Земле США не смогли бы привлекать в страну лучших инженеров, ученых и менеджеров со всего мира. Исключительность и господство над всем остальным миром по образу и подобию Третьего Рейха создает устойчивую конструкцию мотивационного паттерна, форсируя производительность труда и устанавливая вектор целеполагания. Это можно сравнить со спортом. Боец, который не верит в успех проиграл еще до выхода на ринг, так и здесь. До тех пор, пока они считают себя исключительными, им удается поддерживать конкурентоспособность. Это во многом иррациональная мотивационная установка, но зачастую это работает при определенных ситуациях. На протяжении всей истории человечества все империи, которые создавали образ исключительности были успешны на определённом этапе. И вот последнее это ключевое «заключение». На "определенном этапе" подразумевает, что, как и у любого живого организма у империи есть стадии роста и развития, когда в каждой фазе развития работают собственные конструктивы социального, корпоративного, политического взаимодействия и механизмы государственного устройства.
Collapse )