February 25th, 2020

Коллапс на подходе

Мы входим в период самой значительной макроэкономической и финансовой волатильности с 2008 года. Получается некий «идеальный шторм», когда происходит конвергенция множества потенциально разрушительных процессов и факторов в одной точке и в одном времени, что в конечном итоге может способствовать разрастанию кризиса по всем фронтам. Причем пул разрушительных факторов по отдельности может не нести катастрофических последствий и легко управляется, подавляется, но в совокупности конвергенция дисбалансов практически не контролируема. Катализатором, спусковым крючком, как это обычно бывает, может выступить совершенно случайный внешний процесс, каким является коронавирус.

Мы имеет производственный и долговой пузырь в Китае с одновременным переходом страны на новую фазу постиндустриальную развития, когда промышленность не играет доминирующую роль в формировании экономики и богатства. Однако фазовый переход одной архитектуры развития к другой всегда сопровождается болезненным кризисом.

Мы имеет структурный профицит финансовых активов в США, Западной Европе и Японии над способностью экономики абсорбировать и распределять эти финансовые активы. Это отражается в отрицательных ставках и чудовищных пузырях на рынке активов с хроническим пренебрежением к чувству меры и баланса. Это в свою очередь отражается в спросе на токсичные, мусорные финансовые продукты с устойчиво высоким риском и в запредельных финансовых мультипликаторах. Пузыри вообще везде, где только возможно и даже невозможно. Скорость разгона рынка отклоняется на 140% (на пике в феврале) в сравнении с исторически-средним темпом роста на протяжении 150 лет. Это самое значительное отклонение в истории
sp 500 20a
Мы имеем полное исчерпание возможностей денежно-кредитного и бюджетного стимулирования. Ставки опущены до нуля и даже в минус, степень концентрации ЦБ в экономике рекордная, а госдолг к ВВП выше, чем когда-либо в совокупности для развитых стран. Это главное отличие нового кризиса от 2008-2009. Спасать некому и нечем.

Мы имеет риски остановки процессов товарной и финансовой глобализации и усиление протекционизма практически на всех уровнях. Вероятно, это самые серьезные и непредсказуемые последствия, которые только могут быть.

Мы имеет неразрешенные, но замороженные долговые проблемы в Европе и США, которые усилены абсурдной политикой корпораций, которая заключается в дивидендах и байбеках под долги. Не расширение производственных мощностей через инвестиции под долги, а по сути вывод денег из компании под долги. Рано или поздно это должно привести к деструктивным последствиям.
Collapse )