October 27th, 2010

В преддверии заседания ФРС. Шумиха вокруг QE2 может оказаться провокацией, а шансы QE близки к нулю

Концентрация упоминания QE в СМИ достигает совершенно немыслимых уровней. Ни один обзор, ни один комментарий не обходится без ссылки на количественное ослабление. Тема муссируется уже несколько месяцев, хотя мало кто задавался вопросом, какие последствия могут быть при запуске QE, и будет ли оно вообще? Какие его шансы, если абстрагироваться от спекулятивной информационной атаки?

Не смотря на то, что в авторитетных изданиях можно встретить мнения, что шансы на количественное ослабление близки к 100%, то смею вас предупредить, что избыточные ожидания могут привести к тотальному разочарованию, учитывая ту особенность, что ралли последних двух месяцев целиком и полностью обязано ожиданиям смягчения денежно-кредитной политики. Ради этого пропускали мимо ушей любой негатив, полностью поработив себя идеей QE. А как известно на рынках никогда не происходит то, чего все ждут. Далее по тексту будет дана аргументация тому, что 3 ноября окажется фиаско и никого QE НЕ будет с формулировкой «ФРС будет следить за ситуацией в экономике и будет готова к действием тогда, когда это будет необходимо».

Немного теории. Для покрытия дефицита у Казначейства есть по крайней мере три способа: налоговые сборы с населения и компаний (денежная база НЕ увеличивается), выпуск долговых обязательств (казначейских векселей, облигаций и т.д., здесь также денежная база не увеличивается), ну и наконец эмиссия денег, причем в США Казначейство не имеет право на эмиссию денег – этим правом обладает ФРС. Для финансирования своих расходов и покрытия дефицита происходит два этапа. Правительство продает облигации коммерческим банкам и населению. Далее ФРС на открытом рынке выкупает облигации у банков, увеличивая денежную базу – это называется монетизацией долга – не покрытое приобретение ценных бумаг. Это можно назвать печатанием денег, в конечном итоге деньги в виде денежных обязательств оказываются на руках у населения через расходы, которые производит правительство (Минфин США).

Что собирается делать ФРС и что такое QE? Напомню, что QE1 отличался тем, что происходила скупка бумаг агентств, таких как Fannie & Freddie и токсичных закладных ипотечных бумаг MBS. Сейчас, если QE2 будет, то ФРС начнут скупку казначейских облигаций Минфина США, но по сути это уже сейчас происходит. На данный момент имеет место быть реинвестирование денег от погашений MBS в трежерис, т.е. баланс ФРС практически не сокращается. В среднесрочной перспективе до 2-3 лет должно произойти замещение MBS на трежерис – именно такой курс взяла ФРС.
Когда Казначейство выпускает трежерис, то понятно, что предложение вырастит – кривая предложения сместится вправо, вызывая рост процентных ставок за счет падения стоимости при стабилизированной кривой спроса. В случае, если не будет адекватного спроса на трежерис со стороны коммерческих банков, иностранных ЦБ и населения, то обслуживание долга возрастет, что поставит под угрозу стимулирующие программы, поэтому задачей ФРС на данный момент является поддержание низких процентных ставок, а это, как известно возможно при низкой инфляции.

Однако монетизация долга сама по себе крайне негативна, т.к. в долгосрочном периоде избыточное финансирование дефицита путем эмиссии денег приведет к сокращению социальных программ правительства и повышению налогов, т.е. за иррациональное изобилие сейчас придется расплачиваться потом – но это еще самое лучшее, что может произойти. Монетизация долга может привести к разгону инфляции активов при падающем производстве и потребительском спросе (стагфляции), падению доллара, тотальному оттоку капитала из США, сбросу трежерис, что потребует все новых и новых количественных ослаблений. В дальнейшем «неуправляемый» рост денежной базы вызовет необходимые радикальные меры ФРС по сдерживанию инфляционных ожиданий за счет повышению ставок по федеральным фондам и стерелизации ликвидности. Удорожание кредита при снижающем кредитовании приведет к разрушительным последствиям, как для банковского бизнеса, так и для экономики, которая даже при нулевых ставках не в состоянии кредитоваться из-за тотальной обремененности долгами.

Кроме того однозначной корреляции между ростом денежной базы и ростом рынков в ретроспективе нет. Collapse )